КОНЦЕПЦИЯ СТАТУСОВ «САДОВЫХ СИСТЕМ», ИХ РАНЖИРА И ПРОБЛЕМЫ ПЛОДОВОДСТВА

М.В. Придорогин

ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт садоводства им. И.В. Мичурина»,
г. Мичуринск, Россия

На фоне мировых достижений в экологизации сельскохозяйственного производства приоритеты отечественного сельского хозяйства выделяются разработками адаптивно-ландшафтных систем земледелия и агротехнологий [1].

Методология и категории данного научного подхода успешно апробированы для интенсификации полеводства, но, к сожалению, пока еще не реализованы для нужд другой отрасли сельского хозяйства – плодоводства [9]. Известные и предлагаемые к внедрению новейшие способы диагностики продуктивности производственных плодовых насаждений и конструирования адаптивных садовых систем [10], к сожалению, не идеальны для этого, так как основываются, главным образом, на концепциях функциональной экологии и моделях садовых экосистем. Многокритериальный подход к решению задач эффективного и устойчивого производства плодовой продукции в рамках концепции адаптивного плодоводства не должен ограничиваться только подобным экосистемным анализом. Он может быть проведен иначе, на основе базы знаний ландшафтной экологии. Это актуально, потому что производственные сады – это часть географической среды [7], в составе которой могут быть рассматриваемы те же разности садовых систем (младших по ранжиру), что и при их экосистемном анализе, но с учетом территориального распределения, на основе интеграции критериев экологического и ландшафтного научных подходов одновременно.

Поэтому цель настоящей статьи заключается в обосновании приоритета именно такого научного подхода для решения задач повышения качества плодовых насаждений и урожайности садов с учетом состава и функций структурных подразделений формируемого садового ландшафта.
Для подобного рода научных изысканий автором статьи были использованы материалы исследований экологии садового ландшафта, проведенных совместно с руководителями разработки В.К. Придорогиным и Вл.К. Придорогиным [9]. Также были привлечены результаты исследований наших предшественников из ведущих отечественных институтов, касающиеся обсуждаемой в статье проблемы.

Прежде всего, в формате настоящей статьи, предлагаемой к обсуждению, нам хочется определиться с конкретными терминами и нашей позицией в идентификации садовых систем и соответствующим анализом их особенностей. Например, известна концепция оценки жизнедеятельности возделываемых растений с рассмотрением оптимальных почвенно-климатических условий и места их произрастания, с последующим сравнением с экологическими факторами реальной среды, варьируемыми рельефом [3]. С данной концепцией тесно связана теоретическая основа современной классификации садовых систем, построенная с учетом баз знаний биологии видов (пород) растительности [15] и геоботаники [11], с рассмотрением садов как растительных фитоценозов в неразрывной связи с окружающей средой. Это нашло свое отражение в современных терминах, с приставкой «агро» активно используемых в плодоводстве: агрофитоценоз, агроассоциация, агроформация [13].

Понятия о другой разности садовых систем – экосистемах – аналогичны взглядам биогеоценологов на происхождение и свойства «культур-, или «агробиогеоценозов» [4]. Садовые экосистемы рассматриваются плодоводами [13] с учетом геоботанических познаний о фитоценозах, трансформированных в понятие о биогеоценозах [2], – многовидовых биосистемах (целостных системах, состоящих из единства организмов (не только растительных) и среды).

Учение о функциях биогеоценозов (экосистемах) в географической среде [7] нашло свое выражение в развитии идей о садовых ландшафтах как о их сельскохозяйственной разновидности, произошедшей за счет агрогенного преобразования из природно-территориальных комплексов и других видов ландшафтов [9].

Несмотря на то, что биология, геоботаника и биогеоценология оказали положительное влияние на развитие идей экологии плодовых растений и садовых ландшафтов, понятия, связанные с преемственностью учения о садовых фитоценозах, осложнены взглядами на роль и функции другого рода садовых систем - ценопопуляций возделываемых растений. Осложнения связаны с тем, что современные сады могут быть рассматриваемы и как фитоценозы, и как ценопопуляции.

Идеи популяционной экологии растений нашли свое своеобразное отражение в учении о разновидностях садовых систем. Различаются агроценопопуляции (популяции агроценотические гетерозиготные – половые и гомозиготные – односортовые и многосортовые) как проявления особенностей вида (породы) в агроценозе или агрофитоценозе [13]. Садовый агроценоз рассматривается как аналог садового агрофитоценоза, хотя по определениям это совершенно разные понятия. Агроценоз – аналог биогеоценоза [12], а садовый агрофитоценоз – сообщество растений, включающее в свой состав помимо плодовых растений сорные растения, грибы и бактериЭит [а 1 3].д войственность рассуждений об аналогах садовых систем и неопределенность с терминами усложняет восприятие многоукладности их характеристик, вносит путаницу в их точную идентификацию являющуюся целевой основ для проведения ойпрактических мероприятий, направленных на повышение качества особей растительности и урожайности возделываемых насаждений.

Предлагаем альтернативу: рассмотреть более понятную иерархию «садовых систем» и соответствующую терминологию с учетом организационной сущности их аналогов из числа природных систем, в которых естественные структуры группируются в функциональные (экологические или средообразующие) компоненты. Природные аналоги – системы высших уровней иерархической организации, известные и пропагандируемые экологами как популяции, синузии, консорции, биогеоценозы [11, 12]. С условием, что в производственных садах повсеместно используется система содержания почвы под черным паром, может выделить следующие виды садовых систем. Например, если культивируемыми объектами в садах являются плодовые деревья, то групповые сочетания особей сопоставимы с ценопопуляциями конкретного вида (породы, сорта). Совокупность особей (деревьев) одного вида, относящихся к одной жизненной форме, - синузия. Она могла бы рассматриваться как экологически и пространственно обособленная часть садового фитоценоза, если иметь в виду неизбежное распространение в саду еще и дикорастущей травянистой растительности, мхов и лишайников и растений садозащитных лесополос. Как следствие, выделяется синузиальная разновидность консорции, в которой ядро представлено особями вида (породы, сорта) плодовых деревьев, относящихся к одной экобиоморфе. Они же рассматриваются в качестве эдификатора в формируемой консорции биосообщества. А так как синузиальная консорция – это подразделение не фитоценоза, а биоценоза, то в совокупности с биотопом она составляет биокосную систему (экосистему) - биогеоценоз (или садПорвеыдйс тагврлоябеитосгяе овцаежнноыз )м. рассмотрение активности садовых агроценопопуляций конкретных видов (плодовых пород и сортов) как компонентов не только синузий, а иных форм выражения садовых фитоценозов, так как известно, что границы биогеоценозов, природных аналогов агробиоценозов, можно определить по состоянию фитоценоза [4]. Поэтому перечень садовых систем предлагаем уточнить: синузию заменить более обобщающей категорией – фитоценозом. В данном формате рассуждений синузия рассматривается как часть фитоценоза [12], а не как совокупность популяций животных и растений, тем самым подразумевается их общность требований к среде об итания.


Статусы, ранжир и характер структурированности садовых систем по аналогии с природными системами.
Рис. 1 - Статусы, ранжир и характер структурированности садовых систем по аналогии с природными системами.

Тогда в перечне садовых систем, как видно на рисунке 1, садовая агроценопо-пуляция может рассматриваться и как форма существования вида (породы, сорта) в соответствующем садовом фитоценозе, и как функциональная единица экосистемы – садового агробиогеоценоза. Рассмотрение ранжира садовых систем в такой последовательности имеет принципиальное значение для решения практически значимых задач. Например, основываясь на функциях ценопопуляций, можно анализировать особенности внутривидового (внутрипородного, или сортового, подвойно-сортового) объединения особей и особенности их пространственного размещения, схемы посадки. Характеристики садового фитоценоза могут служить для анализа оптимизации межвидового объединения особей растительного происхождения не только при наличии дикорастущих, но и сеяных трав (при осуществлении как кратковременного, так и многолетнего залужения почв). В данном случае в качестве учетных единиц фитоценоза могут быть рассмотрены синузии (агроценопопуляции с одинаковыми доминантами) и садовые формации. Садовый агробиоценоз, как межвидовое объединение живых существ не только растительного, но еще и животного происхождения, может анализироваться рассмотрением и оценкой функций синузиальных консорций, распределения ресурсов среды между ее участниками. Не менее важно выявлять состояния и продуктивности особей ценопопуляций плодовой растительности в консорциях, как эдификаторов биосообществ, рассматривая особенности их повреждений в связи с сложившимися взаимоотношениями между представителями биоты.

Нужно отметить важность рассмотрения функций разности садовой системы на уровне отдельного растительного организма. Это обусловлено тем, что, как известно [14], в природных системах особи возделываемых растений не образуют в составе ценопопуляций специализированных функциональных систем, какими являются сами растительные организмы. Взаимодействие ценопопуляций со средой и осуществление общепопуляционных функций ворзможны только через осуществление физиологических реакций отдельных особей. При сравнении с природными аналогами [14] единичные особи (организмы) возделываемых в саду растений могут различаться морфологически структурированными    системами,    а    ценопопуляции    –    информационно-структурированными системами. Это важно для разного рода диагностик состояний группировок возделываемой в саду растительности, когда на их примерах можно определить физиологию реагирования особей на воздействия факторов разной природыС.а довый фитоценоз, различаемый как растительное сообщество, состоящее из нескольких ценопопуляций разных видов растительности, может рассматриваться, по аналогии с функциями природных объединений ценопопуляций, как полиинформационно-структурированная система. Это важно для диагностики не только плодовой, но и другой садовой растительности, как возделываемой, так и дикорасБтиущоцеейн. о тический уровень организации садовых биосистем подразумевает несколько иной характер взаимоотношений между особями организмов разных жизненных форм в их составе. Их учет важен не только между растениями, а еще и с другими живыми существами из состава зоо- и микробоценозов. Всеми ими определяется специфика поддержания не только информационного поля, а еще и биогенного круговорота веществ. По аналогии с природным биоценозом, садовый агробиоценоз (или агроценоз) может быть рассмотрен как энергетически структурированная система, а агробиогеоценоз – как экологически структурированная системаВ. аналоговых сопоставлениях садовых и естественных (природных) систем много привлекательного и полезного для достижения обсуждаемых целей плодоводства, если бы не известная сложность, с которой связана проблема обоснования очередности и соразмерности садовых систем в составе подразделений садового ландшафта. Но и эта проблема может быть разрешима, если учитывать известную концепцию проведения внутрихозяйственного землеустройства сельскохозяйственных предприятий на научной эколого-ландшафтной основе [1]. Выигрыш ее применения для обустройства садоводческих хозяйств видится в том, что путем создания устойчивого социоэкологического равновесия, ландшафтным подходом может быть обоснована конструкция садового ландшафта, а агроэкологическим подходом - наполнение его содержанием. Использование данного подхода позволит решать экологические задачи наряду с технологическими и организационно-хозяйственными. Но если эта концепция уже неоднократно апробирована ландшафтоведами, земледелами и землеустроителями, то почему не опробывается плодоводами?

Нами предлагается аналогичный путь в анализе ранжира садовых систем через ассоциативный переход между альтернативами биосистем: агробиогеоценозами (экосистемами) и агропогенными аналогами первичных звеньев морфологической структуры ландшафтов в виде физико-географических фаций (геосистемами). По сути, оба понятия (биогеоценоз и фация) синонимичны [8] и служат для характеристик разных измерений первичных участков, среды и жизнедеятельности биотических сообществ. К тому же фации физико-географические рассматриваются как те же экосистемы в зависимости от влияний, оказываемых экологическими факторами в разной географической среде [5, 7].
Идентификация агропогенных фаций, как известно [1], может быть осуществлена путем анализа фитоценоза. В этом нам видится методологический выигрыш. Он заключается в том, что в ранжире статусов рассмотренных в статье садовых систем, как аналогов природных, садовые фации могли бы стать тем объединяющим элементом конструкции их статусов, который мог бы служить для оценки структур и функций садового ландшафта, а в их составе и для проведения оценки состояния возделываемой садовой растительности. Подразумевая аналоговую основу понятий биогеоценозов и фаций, анализ растительности в составе садовых систем предлагаем рассматривать по сокращенному варианту ранжира в последовательности: ценопопуляции, фитоценозы, фации (рис. 2).

Сокращенный вариант статусов и ранжира садовых систем.
Рис. 2 – Сокращенный вариант статусов и ранжира садовых систем.

Это актуально, потому что с рассмотрением агропогенных фаций в садах возможность анализа факториально-динамических рядов (переменных состояний фаций, отличающихся от нормы) [5]. Такой подход означает учет и анализ влияния лимитирующих природных факторов среды, например, не только на качество насаждений плодовых деревьев и их урожайность, на мозаичность пространственной структуры данных насаждений, но и на наличие группировок особей конкретных разновидностей дикорастущей растительности, так как границы фаций, как известно [7], определяются по фитоценозу. Направления этого влияния могут быть прослежены в зависимости от расположения участков в саду в благоприятных (на плакорах) и крайне неблагоприятных условиях [5]. Помимо этого, учитывая интеграционные особенности фаций [6], на садовых территориях можно выделять типы ландшафтных территориальных структур, рассматривая их композиции по границам каркасных линий рельефа и по состоянию садового фитоценоза. В немалой степени это важно для конкретного выявления на садовых участках так называемых «ландшафтных полос» (рабочи х участков).

Садовые системы разных уровней сложности.
Рис. 3 – Садовые системы разных уровней сложности.

Рассмотрение садовых систем в связке ценопопуляция, фитоценоз, фация интересно еще и потому, что все перечисленные садовые системы подразумевают в своем составе однородный экотоп, состоящий из одинаковых абиотических факторов: климатических, почвенно-грунтовых, гидрологических. Это важно для оперативного проведения анализа горизонтального расчленения рассматриваемых садовых систем, при условии однообразного средового фона: а) по состоянию эдификаторов сообществ (например, плодовых деревьев); б) по мозаичности территориального распределения садовой растительности. Если это так, то подразделения данных систем должны рассматриватьсяемы на сопоставимых между собой уровнях, например начиная с первичных форм данных садовых систем на нано- и микрорельефе. На рисунке 3 эти сопоставимые уровни представлены нами следующим образом: ценопопуляции – локусами, фитоценозы - или синузиями (совокупностью особей растительности одного вида и одной жизненной формы), или микрофитоценозами (совокупностью особей растительности разных видов и разных жизненных форм), биогеоценозы и фации – микрогруппировками (микроценозами - парцеллами).

Данная методика была опробована нами в садоводческом хозяйстве «Кочетовский» Мичуринского района Тамбовской области. Ее практическое применение дало нам возможность выявить тенденции ухудшения качества и продуктивности яблоневых деревьев в связи с изменениями гидрологии на садовых земельных участках.

Садовые участки, выбранные для исследований, были расположены на склоне юго-западной экспозиции, относящемся к балочному водосбору. Земельная поверхность склона состояла из многочисленных водосборов микрозападин (68 штук) и водосборов микроложбин (28 штук), расположенных на нем веерообразно. Они, в свою очередь, являлись составляющими склонов 2-х водосборов макроложбин, сообщающихся стоком своих русел с руслом балки. На поверхности склона от водораздела и верхней его части до русла балки, впадающей в малую реку Турмасовка, последовательно расположены несколько садовых кварталов общей площадью 70 га с насаждениями сильнорослых яблонь. Обсуждаемый сад закладки 1961-1964 годов со схемой посадки деревьев 8Х3 метра и расположением рядов поперек склона, с содержанием почвы по паровой системеИ. з учение территориального распределения садовых фаций на данном склоне проводилось нами по пути, охарактеризованном в комментарии к схеме, изображенной на рисунке 3. В качестве объектов исследований нами были взяты не все компоненты садового фитоценоза, а только яблоневые насаждения и травянистая растительность («сорняки») в приствольных полосах. Предметом исследований были флористический, качественный и количественный составы особей растительных сообществ.


Качество яблоневых деревьев на балочном склоне
Рис. 4 – Качество яблоневых деревьев на балочном склоне: а – соотношение «хороших» (нормально развитых и ослабленных) и «плохих» (усохших, больных и сильно угнетенных) яблонь; б – распределение «плохих» яблоневых деревьев на микрорельефе.

Сначала нами была дана оценка общего состояния ценопопуляций (синузий) возделываемой растительности – яблонь, выступающих в качестве доминантов и эдификаторов рассматриваемых растительных сообществ. После проведения сплошной таксации яблоневых деревьев и бонитировки насаждений по методике А.С. Девятова (1985) было установлено следующее. Как видно на графике (рис. 4-а), на момент первого обследования сада в 1989 году из общего числа яблонь на водоразделе и верхней части склона балки 1/5 часть – были сухие и сильно ослабленные деревья. На средней и нижней части склона – 1/3. Но на нижней части склона четко различались 2 массива: в одном данная категория деревьев составляла 1/3 , в другом, который в виде полосы прилегает к руслу балки – почти 1/2.

Рассчитанный бонитет насаждений, в сравнении со шкалой А.С. Девятова (1985), был высокий на водоразделе и верхней части склона, средний – на средней части, низкий - очень низкий на нижних частях склона. Но ошибки выборок (Sх) на графике указывают на вариацию неодинакового качества насаждений в связи с неравномерным распределением группировок неполноценных («плохих») деревьев по территории сада и их количеством.

На другом графике (рис. 4-б) видно, что, за исключением участка на водоразделе, большая часть сухих, больных и сильно угнетенных деревьев сосредотачивалась по месту расположения ложбин и на части микросклонов, прилегающих к ним и к микроблюдцам.
В динамике за 4 года (1989 – 1994)(рис. 5) снижение качества было менее выражено на водоразделах и верхней части склона (с высокого до среднего бонитета). Контрастнее - на средней и нижней частях склона (со среднего до низкого бонитета). Хуже всего качество - в нижней части склона (низ-2, очень низкий бонитет), примыкающей к руслу балки.

Невысокое качество яблонь в ложбинах и на части прилегающих к ним микросклонах было связано с нарушением гидрологического режима на садовой территории. Оно произошло из-за препятствий стоку в виде приствольных полос, приподнятых над поверхностью междурядий (до 15-30 см).

Роль приствольных полос, возвышающихся над плоскостью междурядий, оказалась неоднозначной. Она проявилась не столько в противоэрозионной и желаемой форме при содержании почвы в саду под черным паром, сколько в способствовании появлению многочисленных локальных очагов подтоплений участков на садовых кварталах, с последующим развитием процессов заболачивания почв. Нами было установлено, что перед приствольными полосами и в самих полосах условия для произрастания плодовых деревьев стали экстремальны. Например, при проведении почвенных раскопок нами были отмечены характерные изменения морфологических признаков почв и оглеенность субстратов, указывающие на соответствующие процессы водно-воздушного режима. При этом в руслах микроложбин и на нижних частях прилегающих к ним микросклонов водопроницаемость почв составила 38-47 мм/час, в руслах макроложбин - 25-27 мм/час, в микрозападинах - 23-25 мм/час. На микросклонах, на некотором удалении от депрессий рельефа, водопроницаемость почв была знОачциетнеклаь н фо лвоыршиест -и ч8е0с-к1о1г0о мми/ чваис.д о вого состава дикорастущей растительности садового фитоценоза была проведена нами следом за бонитировкой яблоневых деревьев на площадях приствольных полос, не подвергавшихся в обследуемом саду механическому рыхлению почвы. Нами было установлено, что на возвышенных и дренированных местах, помимо нормально функционирующих плодовых деревьев, растительные ассоциации были дополнены представителями особей видов разнотравно-лугового типа (табл. 1), отражающих нормальный (привычный) внешний облик фито ценоза плодового сада.

Таблица 1 - Состав микрогруппировок дикорастущей травяной растительности

Местоположение

Число

Видовой состав микрогруппировок

микрогруппировок

видов на 1 м2

 

(название вид Содоминанты

ов растений)

Доминанты

Разнотравье

 

Микро

 

пырей

звездчатка

василек, крапива, одуванчик,

Возвыше

склоны   у

8-12

ползучий,

средняя,

мать-и-мачеха, вью-

ния

водоразде лов

 

мятлик

одуванчик

нок, клевер, куриное просо, осот полевой

Микро

 

пырей

мятлик, хвощ

вьюнок, одуванчик, липучка

 

склоны   у

 

ползучий,

полевой,

ежевидная,                кострец,

 

микродеп

14-17

вейник, иван-

конский

тимофеевка, клевер, куриное

 

рессий

 

чай

щавель

просо, молочай, осот полевой и др.

Микропо

микрозапа

 

хвощ

вейник,

ромашка,    донник,    пижма,

нижения

дины       и

18-22

полевой,

мятлик,

горец    птичий,    живокость

 

ложбины

 

лютик едкий

конский щавель

полевая, осока, камыш, чистец болотный и др.

В микропонижениях рельефа (ложбинах, дренируемых впадинах и на прилегающих к ним участках микросклонов) на небольших площадях было характерно сочетание сильно ослабленных и погибших плодовых деревьев, с небольшими куртинами, состоящими из деревьев ивы, березы, осины, ольхи, вместе с соответствующими ассоциациями видов луговой и гидрофильной дикорастущей травяной растительности. В качестве доминантов и содоминантов многовидовых растительных сообществ выступали пырей ползучий, хвощ полевой, лютик едкий. Местами, россыпью, были нередки монодоминантные сообщества из особей иван-чая и вейника наземного. Вместе с тем появление в сообществах особей видов гигрофильной растительности: конского щавеля, хвоща полевого и др. - свидетельствовало о регулярнового составов садового фитоценоза, проведенного нами в разных частях сада и на разных элементах микрорельефа, были установлены вариации многочисленных и одинаковых сочетаний растительных сообществ, неравномерно разбросанных по территории сада. Это указывало на изменения фитоценоза на микроуровнях, в виде специфического распределения ассоциативных микрогруппировок растительности на элементах микрорельефа, которые являются отражением распределения в саду микрофитоценозов в составе парцелл.

Парцеллы, как известно [4], различаются по признакам растительного компонента и являются дробными частями фаций (а также и агробиогеоценозов), отражая их неоднородность. В обсуждаемом саду парцеллами была вызвана чрезмерная ценобиотическая мозаичность [11] садового фитоценоза в результате воздействия видов растений друг на друга и изменения среды на микрорельефе. Этим объяснялось неравномерное распределение учитываемой растительности в обследуемом саду. Вместе с тем, проанализировав наличие в саду возделываемой и дикорастущей растительности, рассматриваемых в качестве основных компонентов, составляющих садовые фитоценозы, с трудом, но можно было выделить фации по границам этих выявляемых садовыхВ ымидкерлоефниет ооцдеинноазокво.в ы х фаций, а затем и ландшафтных полос могло бы стать свидетельством наличия в разных местах сада участков с единообразным протеканием физико-географических процессов, по наличию которых можно было бы судить о возможностях садового ландшафта и, соответственно, о возможностях растительности, в том числе и возделываемой – плодовых деревьев. Но трудность выявления и идентификации однородных фаций по фитоценозу была связана с наличием многочисленных и мелких контрастных подразделений микрогруппировок растительности в составе самого фитоценоза, - микроценозов парцелл.

Известное условное разделение парцелл на 2 категории: основные (или фоновые) и дополняющие [4], с разными составами обнаруживаемых микрофитоценозов, и их учет дали нам возможность выявить тенденции к переходам и постепенным «перерождений» первых во вторые. Необходимо определить местоположения данных трансформаций на микрорельефе. Нами было установлено, что большая часть дополняющих парцелл была сосредоточена в местах концентрации стока и последующего застоя остаточных стоковых вод в руслах ложбин перед искусственно создаваемыми рубежами - приствольными полосами. Немало дополняющих парцелл было распределено на нижних частях микросклонов, прилегающих к ложбинам. В совокупности дополняющих парцелл насчитывалось в среднем до 18-20 шт./га в расчете на общую площадь обсуждаемого сада. На момент первого обследования сада в 1989 году они занимали до 42% территории. То есть почти половину обследуемой площади сада, которая расценивалась нами бесполезной для производства плодов.

Для устранения той ненормальной ситуации, что создалась из-за большого количества дополняющих парцелл, образовавшихся в связи с наличием приподнятых приствольных полос в обследуемом плодовом саду, руководству и агрономической службе хозяйства нами было предложено ликвидировать существующую разницу рельефа между приствольными полосами и междурядьями, изменив способ междурядной обработки почвы. Устранение препятствий стоку привело сначала к приостановке разрастания дополняющих парцелл на микросклонах, а в последующем и к постепенному уменьшению площадей, занимаемых ими. Количество дополняющих парцелл на микросклонах к 2000 году уменьшилось втрое (до 5-7 шт/га) по сравнению с их количеством до момента радикального вмешательства по устранению препятствий стоку. Наблюдения, проводившиеся нами в саду в течение нескольких лет, после нивелирования приподнятости приствольных полос в 1994 году, показали, что тенденция к восстановлению былых условий, благоприятных для произрастания плодовых деревьев в саду, была устойчивой. На нижних участках микросклонов, прилегающих к руслам ложбин, заметно улучшилась водопроницаемость почв с поверхности. Она составила 68-73 мм/час. Флористический состав дикорастущей растительности бывших дополняющих парцелл на этих местах микрорельефа поменялся на тот, что представляли фоновые (склоновые) разности парцелл. Места, занимаемые ими, вновь стали пригодными для возделывания яблоневых деревьев. В итоге в последний год наблюдений в 2000 году дополняющими парцеллами было занято всего 14,5% площади сада, по сравнению с 44% в 1990 году, до ликвидации препятствий стоку в виде приподнятых приствольных полос. Оставшиеся дополняющие парцеллы с неблагоприятными условиями для жизнедеятельности яблонь сохранились в разных и характерных местах в саду: по месту локализации микрозападин, а также около садозащитных лесных полос и межквартальных дорог, перекрывающих сток в ложбинах.

Очередная оценка состояния сада в период с 1997 по 2000 год подтвердила правильность предпринятых мер. Качество сада перестало резко ухудшаться и деградировать. Его удалось стабилизировать. Как видно на графике (рис. 5), на водоразделе, верхней и средней частях склона бонитет сада стал средним, но на нижней части склона бонитет остался низким и очень низким. Судя по показаниям урожайности 2 сортов: Антоновка обыкновенная и Пепин шафранный (таблица 2), выше урожайность насаждений на водоразделе и верхней части балочного склона. Ниже урожайность в средней части склона. Крайне низкая урожайность на нижней части склона.

Таблица 2 - Урожайность яблоневых насаждений на ландшафтных полосах, ц/га

Сорт

 

 

Годы наблюдений

В сред­нем

Элемент рельефа

1989 год

1991 год

1993 год

1994 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

 

Водораздел

105,1

102,5

113,7

78,8

86,4

98,5

83,2

82,4

93,8

 

Верх

97,4

88,3

105,8

69,8

78,2

80,0

81,1

76,4

84,6

Середина

88,3

75,2

97,1

65,4

72,3

70,4

70,5

68,4

76,0

Низ-1

66,2

58,2

69,4

45,5

50,4

52,3

44,8

43,8

53,8

Низ-2

34,4

32,1

38,4

25,4

26,8

25,7

21,1

15,8

27,5

НСР0,05

1,98

3,43

4,21

3,57

3,80

3,93

3,54

3,09

3,80

 

Водораздел

124,1

110,4

133,5

94,3

104,8

110,0

108,7

98,3

111,8

 

Верх

118,5

95,6

121,8

89,4

95,4

98,8

93,2

94,0

100,8

Середина

104,5

85,1

108,9

78,5

80,1

83,1

78,3

77,0

86,9

Низ-1

80,9

65,5

86,1

65,3

70,4

72,5

70,1

63,1

71,7

Низ-2

40,5

31,1

42,8

30,4

30,0

27,9

24,7

18,9

30,8

НСР 0,05

4,29

4,36

4,87

3,02

5,30

3,36

2,45

3,01

4,52

С наличием преобладающего количества основных парцелл в составе фитоцено¬за стали четко различаемы границы фаций. По их наличию нами был проведен учет факториально-динамических рядов фаций на склоне водосбора балки. Распределение фаций, похожее на катенное (последовательность фаций на склонах), позволило нам выявить тенденции к их локализации на садовой территории с разной степенью овод-ненности почв. К тому же сокращение количества дополняющих парцелл путем их трансформаций в разности, похожие на фоновые парцеллы, дало нам возможность вы¬явить границы однородных фаций с их условным объединением в 5 видов «ландшафт¬ных полос» – рабочих участков, располагающихся ярусно на обследуемом балочном склоне.

Таким образом, учитывая статусы садовых систем, их ранжир и состояние садовой растительности в их составе, нам удалось выявить и исправить недостатки базовой технологии содержания почвы, приводящие к снижению качества и урожайности культивируемых яблоневых насаждений. Эти недостатки были вызваны причинно-следственной зависимостью: размещением яблонь по прямоугольной схеме посадки, содержанием почвы под черным паром, проведением исключительно междурядных обработок почвы, под влиянием которых сформировались приствольные полосы, перекрывавшие сток, вызывавшие локальные подтопления территорий остаточными стоковыми водами, чем способствовали появлению и локализации большого количества дополняющих парцелл в составе садовых фаций. Между тем проведенный в статье анализ причин «разрастания» в саду дополняющих парцелл, характера «поглощения» ими части основных парцелл, а также реально примененных мер способствовавших предотвращению активизации данного процесса и сведению его к минимуму, предоставляет возможность сформулировать следующие выводы:

1.    Анализ качества сада яблони не должен ограничиваться только таксацией и бонитировкой древесных плодовых насаждений, в отрыве от анализа других представителей садовой растительности, отражающих формирующийся садовый Для оценки садового фитоценоза важна оценка садового ландшафта через анализ характера мозаичности растительности в составе его подразделений, с учетом их статусов и ранжира.

2.    Для оценки мозаичности садовой растительности и ее территориального распределения важен учет их особей в составе первичных подразделений садовых систем, относящихся к высшим уровням иерархической организации, известные как ценопопуляции, фитоценозы и фации, отражающие ранжир статусов данных систем от простых к более сложным.

3.    Происходящее в процессе возделывания плодового сада дробление фаций на более мелкие составляющие их структурные компоненты – основные и дополняющие парцеллы, может быть связано с системой содержания почвы под черным паром. Наличие дополняющих парцелл, в отличие от основных (фоновых), в саду нежелательно, потому что с появлением данной разности садовых систем ухудшается качество яблоневых деревьев и снижается урожайность насаждений.

4.    Процесс образования дополняющих парцелл в саду и увеличения их количества обратим. При помощи изменения способа обработки почвы, сопровождающегося недопущением образования преград стоку в виде приподнятых над междурядьями приствольных полос, можно решить проблему, связанную с наличием данных систем (дополняющих парцелл) в плодоносящем саду яблони, устраняя причину их появ5ле. н иПяр. е рыванием причинно-следственной зависимости массового появления дополняющих парцелл на садовой территории, можно не только приостановить процесс дробления фаций на обособленные парцеллы, но и создать условия, исключающиенеравномерность в сложении садовой растительности. Добиться единообразия можно путем постепенной трансформации дополняющих парцелл в основные на конкретных элементах микрорельефа.

Литература

1.    Агроэкологическая оценка земель, проектирование адаптивно-ландшафтных систем
земледелия и агротехнологий./ Под ред. В.И. Кирюшина и А.Л. Иванова. М., 2005. С. 784.
2.    Василевич В.И. Очерки теоретической фитоценологии. Л., 1983. С. 248.
3.    Девятов А.С. Повышение качества плодовых деревьев и урожайности садов. Минск, 1985. - С. 216.
4.    Дылис Н.В. Основы биогеоценологии. М., 1978. С. 152.
5.    Крауклис А.А. Проблемы экспериментального ландшафтоведения. Новосибирск, 1979. С. 233.
6.    Методические указания по ландшафтным исследованиям для сельскохозяйственныхцелей. / Под ред. Г.И. Швебса и П.Г. Шищенко. М., 1990. - С. 57.
7.    Мильков Ф.Н. Физическая география: учение о ландшафте и географическаязональность. Воронеж, 1986. - С. 328.
8.    Охрана ландшафтов. /Под ред. В.С. Преображенского. М., 1982. - С. 272.
9.    Придорогин М.В., Придорогин В.К., Придорогин Вл.К. Рельеф Окско-Донской равнины и его влияние на экологию садового ландшафта. Мичуринск, 2006. - С. 656.
10.    Попова В.П. Агроэкологические аспекты формирования продуктивных садовых экосистем. Краснодар, 2005. С. 242.
11.    Работнов Т.А. Фитоценология. М., 1983. - С. 296.
12.    Реймерс Н.Ф., Яблоков А.В. Словарь терминов и понятий, связанных с охраной живой природы. М., 1982. - С. 144.
13.    Садоводство: Энциклопедия в 3-х томах. / Ред. коллегия В.И. Бабук и др. Кишинев: Гл. ред. Молд. Сов Энциклопедии, 1990. Т.1. А – Кайса, 528 с.
14.    Шилов И.А. Экология. М., 2003. - С. 512.
15.    Шитт П.Г. Биологические основы агротехники плодоводства. М., 1952. - С. 359.


Источник - ВЕСТНИК МИЧУРИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АГРАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА, научно-производственный журнал, 2010, № 2,  Печатная версия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


© 2020 Образовательный портал Тамбовской области